Алмазбек Атамбаев: “Они боятся правды”

11:56, 23 Июня

Об интервью с экс-президентом Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым я не могла и мечтать, если бы не интервью с главой ГКНБ Камчыбеком Ташиевым. Отвечая на вопрос об Атамбаеве он сказал: Вы Алмазбека Шаршеновича спросите, он наоборот поблагодарит существующую власть, что ему дали все блага, которые возможно предоставить в пределах тюрьмы”.

Конечно я попросила предоставить мне такую возможность, как журналисту, посетить Алмазбека Атамбаева в тюрьме и спросить об этом лично. Камчыбек Ташиев тут же распорядился, чтобы было организовано посещение Атамбаева в любой удобный день.

Алмазбек Шаршенович через сына Кадыра сам назначил дату – 22 июня.

Село Молдовановка всего в 30 минутах езды от Бишкека. Село даже на первый взгляд сильно отличается от любого другого. Здесь царит какое-то ощущение бесхозности, безволия и упадка. Да простят меня молдовановцы, но такие чувства возникают, когда едешь по разбитой напрочь дороге, мимо заброшенных многоэтажных зданий и каких-то бараков с выбитыми стеклами. Жизнь тут теплится только возле колоний, коих тут две. Возле КПП Исправительного Учреждения № 27 скопление машин, озабоченные люди заносят упаковками продукты, напитки. “Грев для зоны привезли”, - крутится в голове строчка из песни...

Быстро проходим необходимые процедуры – сверка паспортов, письмо-запрос, далее проходим на территорию. Тут всё вычищено, выбелено, даже цветы цветут в клумбах. Только высокий забор с колючей проволокой напоминает, что мы не где-то, а на зоне. Начальник колонии любезно предоставил свой кабинет для встречи и предупредил, что комнату, где живет Алмазбек Шаршенович покажут, но фотографировать запрещено.

Через некоторое время в кабинет входит Алмазбек Атамбаев, и всё вокруг наполняется какой-то энергией и силой. Атамбаев похудел, бледен, искренне улыбается и, словно светится изнутри. Я вручаю ему свои подарки – творожный кекс, который с утра испекла и акварельный пейзаж Кой-ташских гор. Алмазбек Шаршенович с удовольствием принимает подарки. “О, с чаем побалуемся!” – говорит он с улыбкой, и внимательно смотрит на пейзаж: “Да, узнаю эти места”.

Мы садимся за стол и начинаем наш разговор.

- Уважаемый Алмазбек Шаршенович, в недавнем интервью глава ГКНБ заявил, что Вы будете благодарить нынешнюю власть за условия, в которых содержитесь. Это так?

- Странно слышать, что те, кто держат меня в тюрьме по высосанным из пальца уголовным делам, ждут от меня еще и благодарности... Условия у меня неплохие. Но тюрьма - она и есть тюрьма. Если кому-то из властей нравится моя камера, я с удовольствие поменяюсь местами...

Хотя по мне решал не Ташиев. Прокуратура и суды подчиняются президенту. А сам Ташиев и вправду при встречах вел себя по-человечески. И по его словам хотел бы помочь мне. За что лично ему спасибо.

А если конкретно, то в ИК 47 я жил в помещении, где раньше находился учебный класс для сотрудников, но заключенные помогли мне привести его в жилой вид. А близкие и мои сторонники завезли необходимые вещи. И в ИК 27 я не хотел ехать, а писал заявление о переводе в ИК 8.

- Как к Вам относятся другие заключённые? Не получаете ли вы угроз?

- Заключённые по-своему уважают меня. Знают, что я не вор, не коррупционер и отвечаю за свои слова. Если бы я жил среди них, они бы не позволили сотрудникам СИН вытаскивать меня босиком на снег. Заключённые в колонии 47 даже извинялись за тот беспредел, который устроили со мной сотрудники 23 марта. Так что не от заключённых мне грозит опасность, как говорит Ташиев, а от властей.

Не заключённые, а власти, сотрудники СИН повредили мне позвоночник. И если тебе из-за болей в спине выписывают сильнейшее обезболивающее, так называемый “аптечный наркотик”, а потом продолжают принудительно таскать на суды и заставляют сидеть в клетке, хотя это противопоказано, то как это назвать, если не пытками?

- Что вы скажете по поводу смертей в СИЗО ГКНБ Бакыта Асанбаева и Марата Казакпаева?

- Марата я знал лично... Жаль обоих... Мои искренние соболезнования семьям и близким безвременно ушедших...

На мой взгляд, в смерти Марата Казакпаева виновны следователи, прокуроры и судьи, которые продолжали его содержать под стражей больше года, несмотря на плохое состояние здоровья. И если они сейчас не будут привлечены к ответственности, в обществе укрепится убеждённость в том, что приказы им поступали от властей.

Подобное отношение судей и прокуроров мы видим и в отношении Фарида Ниязова. Если у Марата Казакпаева была гипертоническая болезнь III степени II стадии высокого риска, то у Фарида Ниязова гипертоническая болезнь III степени III стадии  очень высокого риска, то есть на порядок тяжелее. При этом Фарид Ниязов на 10 лет старше Марата Казакпаева, да и сидит уже намного дольше. Да и все обвинения против него шиты белыми нитками. У меня чувство, что власти намеренно  хотят и его довести до смерти.

Если властям удастся запугать всех или "заболтать"  ситуацию, создав видимость бурной деятельности, случай с Маратом Казакпаевым может стать либо методом устранения неугодных власти людей, либо просто способом "прятать концы" для нечистоплотных следователей, прокуроров и судей...

По смерти Бакыта Асанбаева тоже очень много вопросов. Хотя уверен, что и тут лично Ташиев абсолютно не был заинтересован в его смерти. Но надо и в этом случае очень тщательно разбираться. Считаю правильным, что в комиссию по расследованию смертей в СИЗО вошли родственники погибших.

- В отношении Вас возбуждаются все новые и новые уголовные дела. Как Вы считаете, может есть какой-то сценарий, чтобы подольше продержать Вас в застенках?

- Это очевидно.

- Почему власти боятся Вас?

⁃ Они боятся правды.

- У Вас было много времени подумать о своей жизни и работе на посту главы государства. Какие три главные ошибки вы допустили? И какие три главные победы назвали бы?

- Ошибок было много. А про достижения не мне говорить. Об этом пусть скажут люди.

- Вы верите в справедливость в Кыргызстане?

- От властей справедливости я не жду. Но кроме их судов, похожих на цирк, есть суд истории, суд народа. Это главное. Все равно победит правда! Время все расставит по своим местам.

- Расскажите, как Ваше здоровье?

- Почти три года тюрьмы, конечно, сильно отразились на здоровье. Но благодаря врачам, которые обследовали меня в НЦКТ, я знаю точные диагнозы и знаю как и чем надо лечиться. Огромное спасибо медикам! Это уже половина дела.

Проблема в том, что кое-какие обследования и операции, по заключению врачей НЦКТ, можно сделать только за рубежом. 

Мне очень помогает поддержка родных, близких, многих простых людей страны, знакомых и незнакомых. Огромное спасибо всем!

- Какие советы Вы дадите Садыру Жапарову и Камчибеку Ташиеву, чтобы сохранить мир и стабильность в стране?

- Советы даются тем, кто готов их выслушать. А сегодня власть слушает советы других экс-президентов...

- Сейчас миропорядок меняется на наших глазах. Как Кыргызстану выжить и сохраниться при новых кризисных условиях?

- Это зависит от руководства страны. Можно потеряться среди перемен, а можно и, наоборот, найти новые возможности. Я вижу не только проблемы, но и новые возможности для роста экономики, укрепления страны.

К тому же сейчас нет такой разрухи в стране, какая была в первые годы моего президентства. Еще дымились руины в Оше и Джалал-Абаде, по всей стране люди иногда сутками сидели без света и газа, не было нормальных дорог даже в столице. Помню, в армии солдатам даже обмундирования и питания не хватало, что уж говорить об оружии...

Сегодня митингуют не за свет и газ, а в защиту прав и свобод граждан, предпринимателей - и это здорово! У нас сильное гражданское общество, у нас зубастые СМИ, которые фактически заменили парламент и поднимают за него все злободневные вопросы. У нас народ, который нельзя запугать и поставить на колени! И я верю, что у нашей страны, несмотря на все проблемы, будет достойное будущее!

После короткого интервью - Алмазбек Атамбаев не может сидеть дольше получаса, он показал комнату, в которой живет. Просторная комната с большими окнами, бывшее производственное помещение, которое побелили и покрасили, как в соцучреждениях – наполовину в глубокий синий. Действительно есть холодильник, телевизор, кондиционер. Но компьютера и интернета нет. Нормальный туалет, обычный душ. Никакого джакузи или других излишеств, всё что публикуют в соцсетях - ложь. В целом условия удовлетворительные. Даже спартанские. Кровать, стол, два тренажера, которые соорудили заключенные из колонии 47. В свободное время Алмазбек Шаршенович много читает, пишет вторую книгу.

У меня возникает вопрос: “Зачем держать экс-президента, проработавшего достойно 6 лет, в заточении?” Даже если идут судебные разбирательства, можно изменить меру пресечения и дать возможность человеку поправить здоровье, тем более имеются на то серьёзные медицинские диагнозы. Одним словом, кыргызстанцы ждут справедливости от действующей власти. Но терпение наше небезгранично.

Фото сделано в кабинете начальника колонии №27.

Материал подготовила Лейла Саралаева.

 
© Новые лица, 2014–2022
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям